Уголок страхов
Писательских и не только
Откажут в публикации

Может, и откажут! Отказывали по много раз Клайву Льюису, Джоан Роулинг, Джозефу Хеллеру, Марселю Прусту, пока они все не стали знаменитыми.
Об этом уже написали великий роман
Да, но не мои современники! Пусть на ту же тему, но я пишу с новой оптикой, учитываю сегодняшний контекст. Мой текст станет частью большой дискуссии.
Снова пишу в стол

Пусть пока так! Я ведь пишу для себя.
Будет много стилистических ошибок
Ха! Покажу грамотной подруге/другу или найду редактора.
Скажут, что это банально!

Обычно так говорят люди, которым свойственно недооценивать чужой труд. Психотерапет_ка бы сказал_а, что так они транслируют свою внутреннюю неуверенность.

Меня назовут графоманом

Людмила Улицкая говорит, что писатель ДОЛЖЕН БЫТЬ графоманом. Ведь это тот, кто пишет много и с азартом. Для писателя или писательницы это лучший комплимент.


Сейчас всё бессмысленно

Я просто продолжу, трудное время когда-нибудь закончится, и у меня останется текст-свидетельство. Это уже немало!

У меня нет таланта


Откуда растет мое представление о таланте и о том, что он необходим, чтобы заниматься творчеством? Может, я слышал_а это в детстве от родителей или учителей? Пускай их критика останется в прошлом – я могу разрешить себе писать так, как мне хочется.

На литературных курсах я потеряю свой стиль
На курсе я прислушаюсь к базовым писательским правилам и создам свои собственные, подходящие для того, что я хочу сказать.
Может быть, уже и поздно становиться писателем
Примеров писателей «в возрасте» полно. Чарльз Буковски написал свой первый (позднее культовый) роман «Почтамт» в 49 лет. Я тоже поднакопил_а жизненного опыта, о котором могу писать.

Я слишком молод_а, чтобы называть себя писателем
Каждый день со мной случаются большие и маленькие события, каждое из которых может стать базой для рассказа или даже романа. Неважно, сколько мне лет. Главное — научиться видеть в этих событиях историю.
Друзья узнают себя в героях моего текста и обидятся
Я напомню себе и им, что текст о событиях и сами события – совсем разные вещи. Неслучайно в названии «автофикшн» есть слово «фикшн». Никто еще не отменял спасительную приписку «Все совпадения случайны».

Это вторично! Просто подборка находок предшественников

А что тогда первично? В мифах Древней Греции уже были описаны все сюжеты. То, что я знаю про находки предшественников, позволяет мне переосмысливать их и писать свои тексты.
Хочу оставить после себя наследие. Но после жизни стану просто пылью
Да, конкуренция огромна и всегда есть кто-то гораздо талантливее меня. Но у меня свой путь, я хотя бы буду пылью, которая при жизни что-то пыталась сделать.
Потеряюсь среди множества авторов и не найду своего читателя

Я не найду ни одного читателя, только если никому не покажу свой текст. А показав, найду, как минимум, одного, а в перспективе – свою аудиторию!
Снова всё брошу

Этот страх есть, значит, я не хочу бросать. Надо придумать что-то, что будет меня мотивировать. Пообещаю близкому человеку дописать текст. Пусть он периодически спрашивает и подбадривает меня.
Мне нечего сказать

Но мне же с собой интересно. Значит, и читателю будет. А с опытом мне будет всё легче и легче выражать свои эмоции и чувства.
Не успею взять от курса всё
Но материалы останутся со мной и после курса. Если я захочу, то всегда смогу вернуться к теории и другим полезностям.
В тексте под своим именем я слишком голый, вышел на площадь без трусов!

Псевдоним может стать одеждой: под ним «прятались» начинающие писатели разных эпох. А еще это страх проявляться: люди узнают про меня что-то нелицеприятное. К чёрту их! Не буду действовать из желания быть приятным, удобным для всех
Я всю жизнь прожила в социальном пузыре, значит, мои тексты откликнутся только людям из этого пузыря
Люди не делятся на пузыри. То, что для меня пузырь и изоляция, для других – нет. Это плод моего воображения. Но даже если нет, людям снаружи этого пузыря будет любопытно, что там внутри!
Я не великий философ, и в книге не будет сверхидеи — только мои переживания, мысли, интерпретации
Не все книги про великую идею. Писательство в том числе про отражение жизни и выражение её через историю
Может, это ЧСВ, если я так хочу публиковаться, и не хочу писать в стол?

Публиковаться и получать признание — естественное желание! Публикация приносит много удовольствия — это подтверждение, что меня и мой труд видят. Но также нормально: писать для себя или в стол
Что если, мне нравится соответствовать образу писателя, но не само писательство?
Писательство сложный процесс, часто не нравится! Надо тогда вывести свою формулу: читать и не дочитывать, брать ручку и ничего не писать. Одно зацепиться за другое: статус в био будет мотивировать куда-то двигаться. Откуда-то тяга именно к этому искусству, взялась?
Всё уже сказано!



С одной стороны, многое ещё не сказано так, как надо, и не услышано по-настоящему. С другой — вообще всё уже сделано, нерукотворные памятники воздвигнуты, так что можно расслабиться и делать то, что нравится. Например, писать!
Не нашли свой страх?
Давайте добавим